Август 22-го. Чрезвычайная диктаторская комиссия

26/08/2016 08:18
Гафур ШЕРМАТОВ, историк, специально для Asia-Plus
Просмотров: 3758

Красная Армия вступила в операцию против войск Энвера-паши, которая началась внезапной ночной атакой  стрелкового батальона 5-го туркестанского стрелкового полка.

Форсировав Сурхандарью и заняв небольшой плацдарм в районе городка Денау, бойцы приготовились к обороне. Энвер  немедленно подтягивает свои пехотные подразделения, состоящие из афганских добровольцев, которыми командовал афганский генерал-лейтенант Мирза Чары, и  кавалерийских басмаческих отрядов. Несколько дней за переправу шли ожесточенные бои,  местами переходящие в рукопашные схватки. Следует отметить хорошую военную подготовку афганских добровольцев, сражавшихся в пешем строю против подразделений 5-го стрелкового полка Красной Армии. Тем не менее, батальон красноармейцев удержал плацдарм на переправе до подхода основных сил бухарской группы войск.                                          

После небольшой передышки в районе Денау-Юрчи части левой колонны Красной Армии перешли в наступление по направлению на Регар, Каратаг, Гиссар, Дюшамбе.

Начались тяжелые бои в долинах и  горах.  Перевалы, высоты, горные проходы и узлы дорог, непривычный климат - все это создавало трудности в ведении боевых действий для частей Красной Армии, прибывших из РСФСР. Многие из них не имели боевого опыта тактики оборонительных и наступательных действий в горных условиях. Необходимо  сказать, что басмаческие кавалерийские отряды стали очень серьезным противником для наступавших частей и подразделений Красной Армии. Сказывалось прирожденное умение, особенно, у басмачей-локайцев быстро ориентироваться в горах, внезапно нападать, совершая обходы и охваты по недоступным горным хребтам. Особенно досаждала наступавшим частям Красной Армии пехота Энвера-паши – афганцы, вооруженные английскими винтовками Ли Энфильд, многие из которых были прирожденными  снайперами, способными попасть в цель на расстояние  в один километр.

Но потерпев ряд серьезных поражений в боях с Красной Армией, осознавая свое неминуемое поражение и признавая фактическое предательство Ибрагим-бека, Энвер-паша  обращается к афганскому  министру обороны:

«Мой дорогой Назир! Вчера после сражения я ушел со своими войсками в Карлюк, и главной причиной этого было, что патроны израсходованы у туземных войск. Идя на Курган-Тюбе с Давлятманбием, я хочу покончить и с ибрагимовской аферой. Я полагаю, что русские не могут идти вперед, совершенно даже невозможно, чтобы они дошли до Дюшамбе. Пожалуйста, пришлите мне новые русские патроны. Ваш Энвер». (Из книги  М. Иркаева «История гражданской войны в Таджикистане». ТГУ им. Ленина. Душанбе, 1963 г.).

После возвращения посланника от Энвера-паши ему был послан на помощь отряд афганцев в 500 человек, а спустя месяц - еще 300 человек с полным вооружением. Эти афганские добровольческие отряды стали опорой Энвера в последующих боях с Красной Армией.   Энвер-паша, собрав воедино все оставшиеся силы на  рубеже Регар- Каратаг, старается остановить продвижение  Красной Армии, но после тяжелых и кровопролитных боев ее части 1 июля 1922 года освободили Регар и Каратаг. Энвер-паша отступает к Гиссарской крепости, но и здесь он не смог закрепиться.

Ранним утром 14 июля 1922 года передовые части бухарской группы войск  начали операцию по освобождению Дюшамбе, бой за который  продолжался  почти весь день. Обе стороны применяли  артиллерию и пулеметы. Но к вечеру того же дня подразделения 12-го туркестанского стрелкового полка и части 1-ой туркестанской бригады под командованием комбрига Якова Мелькумова ворвались в Дюшамбе. (Интересный факт: Дюшамбе  и в феврале 1921 года, и в июле 1922 года освобождали части Я. Мелькумова.) Преследуемый подразделениями Красной Армии Энвер-паша был окружен в районе Больджуван, Ховалинг, Куляб. Все пути отхода в Афганистан ему были перекрыты. Ставка бухарской группы войск приказала своим частям  окружить и уничтожить войска Энвера в районе Больджувана.                                           

Энвер, собрав остатки своих военных сил, ядро которых составили стойкие отряды афганских стрелков,  занял позиции на господствующих высотах в Больджуване и самом кишлаке.  17 июля 1922 красная кавалерия на широких аллюрах в составе 15 и 16 кавполков начала наступление на Больджуван. Три дня продолжались упорные бои, кишлак несколько раз переходил из рук в руки. Энвер-паша, понеся большие потери в живой силе, отступил к кишлаку Обдара, расположенный в 12 километрах от Больджувана.   

Расположившись на одной из высот  Обдара, Энвер готовился к бою.  Наличие в этом месте готовых природных укрытий  позволило афганским стрелкам паши  вести огонь из спешно  оборудованных  позиций. 4 августа 15-й кавалерийский полк совершает незаметный обход и пробирается в тыл войск Энвера-паши. Одновременно 16-й кавалерийский полк наступал  прямо на позиции афганских стрелков Энвера, понеся тяжелые потери от их выстрелов. В это время ему сообщили, что он полностью окружен, что с тыла наступает полк красных, который взял Больджуван. Энвер-паша и его первый помощник Давлятманбий  с сотней отборных  всадников, состоящих из афганцев и турок, устремился в сабельную атаку, попытавшись прорваться через части 16-го кавполка, чтобы вырваться из окружения. Началась настоящая мясорубка. Красноармейцы  тяжело ранили Энвера и его помощника. Оба они вскоре умерли. Потеряв много убитыми и ранеными, небольшая группа басмачей вырвалась из окружения и разбежалась  по кулябским горам.

Командование Красной Армии после подтверждения гибели Энвера-паши публикует заявление: «Энвер убит, и его дело проиграно. Трудящиеся Бухары могут спокойно взяться за мирный труд,  империалистам не удастся  сорвать советское дело на Востоке». (Газета «Красная Звезда», № 38. 26 августа, 1922 г.).

Зарождение города                                                                                                        

Сразу после освобождения Дюшамбе здесь начинают размещаться штабы воинских частей. Туда ежедневно возвращались с боевых операций части, уходившие затем с пополненными боевыми запасами на выполнение новых действий. На нынешней улице Фотеха Ниязи (Комсомольская) под тремя чинарами (один из них сохранился и находится напротив  магазина ЦУМа) постоянно отдыхали, спасаясь от летнего зноя, бойцы и командиры  Красной Армии.                                                                                                 

Дюшамбе в 1922 году был  небольшим кишлаком с чуть более полутора сотен глинобитными кибитками, но  зато с самым большим базаром во всей Восточной Бухаре. Центр кишлака находился в том месте, где сейчас находится бывшая площадь имени Чеслава Путовского. Кишлаки Сари осиё и Шохмансур были отдалены от Дюшамбе. В эти кишлаки даже после освобождения Дюшанбе часто наведывались басмачи. Но после того как там разместились гарнизоны Красной Армии, набеги прекратились.                                                 

На месте, где сейчас парк Рудаки, находилась городская больница, построенная еще в 1916 году. Следует отметить, что эта больница для народа стала первым капитальным сооружением, построенным в нашем городе. Жители Дюшамбе называли ее «Русский дом», ставшей бесплатной лечебницей для населения всего Гиссарского вилоята.                                                                       

С января 1922 по июнь 1924 гг. верховным органом власти в Восточной Бухаре стала Чрезвычайная диктаторская комиссия ЦИК Бухарской Народной Советской республики по делам Восточной Бухары.  Чрезвычайная диктаторская комиссия,  прибыв  в Дюшамбе и ознакомившись с положением дел на местах, с ужасом обнаружила, что эта область БНСР находится в страшно разрушенном и запущенном состоянии. Ирригационная сеть развалена, скотоводство пришло полностью в упадок. Нет школ, больниц, врачей, учителей, агрономов. Нет зерна, хлеба, семян, строительных материалов. Дороги и мосты вследствие гражданской войны уничтожены. Повсеместно, даже в освобожденных районах по ночам орудуют мелкие шайки басмачей, отбирая у дехкан последнее.

В этих тяжелейших условиях полнейшей разрухи края и нищеты местного населения  Чрезвычайная диктаторская комиссия в своем обращении 29 августа 1922 года призвала «весь народ Восточной Бухары к напряженной и энергичной борьбе с басмачеством, к мирному труду по восстановлению дехканского хозяйства».  (Из книги Д. Фаньян «Архивный отдел НКВД Тадж. ССР».  Таджикгосиздат. Сталинабад, 1940 г.).                                               

Чрезвычайная  диктаторская комиссия по делам Восточной Бухары стала центром по организации восстановительных работ в разрушенном поселении, и с того времени началось строительство новой, доселе невиданной жизни. Впервые в Дюшамбе появились Советская улица, почтово-телеграфная контора, электростанция и школа-интернат. Открылось отделение Госторга и был организован потребительский кооператив.

 

Одно из первых воззваний Чрезвычайной диктаторской комиссии к жителям Восточной Бухары.

Ноябрь 1922 года, Дюшамбе. На снимке - командир эскадрона 16-го кавалерийского полка Иван Савко со своими бойцами. В августе 1922 года в бою с этим эскадроном был убит Энвер-паша.

 

(В материале использованы фотографии из Центрального государственного архива РТ и личного архива автора)

 

Отправить комментарий

КАПЧА
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.

Лента новостей

Комментарии

Новостей нет

Фоторепортажи по теме