Нужен новый компромисс

27/06/2016 11:05
Рашид Гани АБДУЛЛО, политолог, специально для Asia-Plus
Просмотров: 8273

Национальное согласие и консолидация - явления не статичные, они не могут достигаться раз и навсегда. О сохранении национального согласия и единства уместнее говорить как о динамичном и непрерывном процессе нахождения решений, иногда далеко не простых, по всем этим вызовам и противоречиям, считает политолог Рашид Гани АБДУЛЛО.


27 июня 1997 г. президент Таджикистана Эмомали Рахмон, лидер Объединённой таджикской оппозиции Сайид Абдулло Нури и спецпредставитель Генсека ООН, руководитель Миссии наблюдателей ООН в Таджикистане Герд Дитрих Меррем поставили в Москве свои подписи под Общим соглашением об установлении мира и национального согласия в Таджикистане. Документ был подписан в присутствии президента РФ Бориса Ельцина, представителей других стран и организаций – гарантов межтаджикского мира.

Тем самым была подведена черта под гражданской войной 1992–1997 гг., унесшей десятки тысяч жизней, оставившей после себя почти 6 тысяч сирот, превратившей более полумиллиона её жителей в беженцев, усугубившей экономическую разруху и нанесшей огромный моральный и нравственный урон обществу.

Гражданская война в Таджикистане стала возможной, прежде всего, ввиду неспособности политических элит республики разрешить мирными средствами накопившиеся за предшествовавшие два-три десятка лет межрегиональных противоречий и проблем, включая и такую, как диспаритет политического представительства интересов различных регионов в процессе принятия решений.

Гражданская война в Таджикистане стала возможной и потому, что ведущие внешние силы, обретшие возможность после развала СССР оказывать влияние на развитие событий во всей Центральной Азии, не имели ни малейшего желания смириться с победой Рахмона Набиева, бывшего первого секретаря республиканской Компартии, попавшего в опалу при Михаиле Горбачеве и вновь оказавшегося на авансцене политической жизни после обретения республикой независимости, на первых всенародных президентских выборах осенью 1991 г.

Подписание межтаджикских мирных договорённостей достойно увенчало усилия мирового сообщества – в первую очередь России и США, пришедших уже к январю 1993 г. к фактическому консенсусу по поводу того, что длительное внутритаджикское военное противостояние не отвечает их долговременным интересам в постсоветской Центральной Азии, а также лидеров Северного альянса в Афганистане, также пришедших к такому заключению после падения Кабула под натиском талибов – по содействию сторонам межтаджикского вооруженного конфликта в достижении мира в стране.

Как подчеркнул Иво Петров, спецпредставитель Генерального секретаря ООН и глава Бюро ООН по содействию миростроительству в Таджикистане, на международном круглом столе, состоявшемся в Душанбе в мае 2002 г. по случаю пятой годовщины подписания мирного соглашения, в усилиях, направленных на восстановление мира в Таджикистане, ведущая роль принадлежала ООН, которой были делегированы полномочия по содействию развитию мирного процесса в Таджикистане.

На данной встрече, помимо всего прочего, говорилось и о практических итогах реализации мирных соглашений на тот период времени. Их очень ёмко подвёл Иброхим Усмон, участник всех раундов межтаджикских переговоров и председатель подкомиссии по политическим вопросам бывшей Комиссии по национальному примирению (КНП): «Хотя в силу ряда причин, в том числе обусловленных реальным уровнем развития таджикского общества, не все положения Общего соглашения были реализованы с равной полнотой, тем не менее можно говорить о том, что стороны межтаджикского мирного процесса, всё таджикское общество сумело за эти годы добиться самого главного - вывести страну из состояния многолетнего вооруженного противостояния, устранить опасность исчезновения Таджикистана как государственного образования, создать условия для восстановления национального единства и возрождения страны, демократизации ее общественно-политической жизни. Уникальной для современной Центральной Азии является возможность легального функционирования в стране политических партий, придерживающихся различных, порой противоположных, идейно-политических взглядов и позиций, как, например, Коммунистическая партия Таджикистана и Партия исламского возрождения Таджикистана».

За прошедшие с тех пор годы не всё осталось неизменным в республике. Но из того, что осталось неизменным, следует упомянуть прежде всего постоянное возникновение самых различных по характеру вызовов, на которые необходимо находить адекватные ответы.

В те годы автор этих строк писал о том, что многие в республике разделяют убеждение - скорее эмоциональное, нежели рациональное, - что национальное согласие и консолидация - явления статичные, неизменные, нечто достигнутое раз и навсегда. Но они не могут быть таковыми хотя бы потому, что страна и общество постоянно находятся перед лицом непрерывно возникающих проблем и противоречий. Соответственно, о сохранении национального согласия, консолидации, единства уместнее говорить как о динамичном и непрерывном процессе нахождения решений, иногда далеко не простых, по всем этим вызовам и противоречиям. При этом степень поддержания или сохранения национального согласия, консолидации и единства напрямую зависит от степени своевременности и адекватности принимаемых решений.

Вместе с тем успешный выбор правильных решений обусловлен необходимостью нахождения реального компромисса между интересами различных страт общества и выражающими их политическими силами. Следовательно, национальную консолидацию необходимо понимать и как непрерывный процесс нахождения и поддержания компромисса по возможно большему числу вполне конкретных проблем и противоречий, возникающих в ходе экономического, социального и политического развития страны.

Если политические силы, как находящиеся у власти, так и оппонирующие им, оказываются способными к нахождению подобных компромиссов, в стране поддерживается реальное согласие и политическая стабильность. Если же дух и практика нахождения и поддержания компромисса всеми участниками политического процесса не поддерживаются, то не приходится исключать возникновения кризисных ситуаций. Как это случилось, например, в мае - начале июня нынешнего 2016 года в Казахстане, когда общество оказалось перед лицом разных по характеру и содержанию, но практически совпавших по времени выступлений недовольных теми или иными аспектами политической и социально-экономической действительности.

Среди множества механизмов, способствующих нахождению адекватных возникающим вызовам ответов, наиболее эффективным и, что чрезвычайно важно, щадящим, является диалог сторон, фактически участвующих в политическом процессе. И если на кону стоят фундаментальные национальные интересы, такие, например, как сохранение независимости, противостояние внешнему давлению, наконец, быть стране или не быть, то тогда вопрос легальности или нелегальности, с точки зрения действующих в ней законов, фактического участия той или иной силы в политических процессах не должен становиться препятствием для налаживания диалога. Кстати, именно это и имело место в своё время при запуске реального межтаджикского мирного диалога.

Сегодня Таджикистан находится перед лицом вызовов, в том числе порождаемых всё ещё остающейся кризисной экономической ситуацией в России, политической турбулентностью, накрывшей огромное пространство от Пакистана до Ливии, далеко не простыми социально-политическими процессами, развивающимися у его постсоветских соседей по региону. Кумулятивным эффектом одновременного воздействия всех этих факторов стали осложнение социально-экономической ситуации не только в республике, но и во всех государствах Центральной Азии, рост числа выходцев из региона, вовлечённых в ряды вооружённых формирований оппозиционных сил на Ближнем Востоке, распространение на соседний Афганистан феномена ИГИЛ, потенциальная возможность выхода к внешним границам СНГ вооружённых формирований центральноазиатских оппозиционеров, много лет назад ушедших в Афганистан.

В складывающихся условиях для Таджикистана актуализируется вопрос противостояния возникшим и возникающим вызовам. Непременным условием успешного противостояния им является общенациональная консолидация. Но такая консолидация возможна лишь на путях расширения общенационального диалога по актуальным и реальным проблемам развития страны с одновременным усилением его качественных параметров.

В Сирии и Ираке власти, имевшие в своём распоряжении более многочисленные, в пропорциональном отношении, лучше оснащённые и подготовленные силовые структуры, нежели Таджикистан, и по этим параметрам превосходившие и своих оппонентов, оказались не в состоянии без массированной внешней помощи переломить ход событий в свою пользу. Если принять во внимание данную реальность, то очевидно, что вряд ли республика будет в состоянии самостоятельно противостоять возможным массированным военным вызовам извне. Из этого вытекает необходимость нахождения рациональных путей для налаживания диалога как на уровне Центральной Азии, так и на более широком международном уровне.

Успех этого диалога во многом будет зависеть и от степени консолидации общества республики. Но, уже принимая во внимание печальный опыт Грузии эпохи Михаила Саакашвили и Украины наших дней, при развитии диалога на международном уровне необходимо быть крайне осторожными в том, что касается сохранения существующего баланса интересов мировых держав в Таджикистане. С тем чтобы не превратить республику в арену выяснения их отношений.

sarvar (не проверено)
27/06/2016 20:08
Нужен новый компромисс

Компромисс важный элемент жизнедеятельности во всех сферах. Компромисс означает встречаться, говорить, и несмотря на разногласий находить общую точку соприкосновения, которые способствуют идти дальше, сохранив при этом стержень того или иного явления. Меняются подходы и пути дальнейшего существования и взаимодействия для развития вперед, но не суть, стержень компромисса. В условиях Таджикистана стержнем компромиссионного явления является независимость, внутренний и внешний суверенитет республики и это явление не поддается и не может быть выставлен на продажу (быть объектом торговли). Следовательно, речь может идти не о новом компромиссе, а о путях улучшения и совершенствования взаимопонимания в целях дальнейшего развития государства и общество. Если же вести речь о "сохранении существующего баланса интересов мировых держав в Таджикистане", то Таджикистан не является чьим то огородом, а руководитель республики не является агрономом, который должен согласовывать с хозяином огорода, чего сеять, и чего не следует. Именно стремление диктовать Грузии и Украине, чего сеять, а чего нет, привело к тому состоянию, что имеет место быть сейчас. Интересы в Таджикистане только у одной стороны - У МНОГОНАЦИОНАЛЬНОГО НАРОДА ТАДЖИКИСТАНА. С другими странами могут быть добрососедские, дружественные отношения, без вмешательство во внутренние процессы и дела друг друга. Кстати, Таджикистан именно такой подход и демонстрирует.

Отправить комментарий

КАПЧА
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.

Лента новостей

Комментарии

Новостей нет