Статистика против реальности: «волшебная» формула безудержного роста на бумаге?

04/06/2016 10:04
Константин БОНДАРЕНКО, независимый экономист, специально для Asia-Plus
Просмотров: 6398

В то время как большинство населения характеризует экономическую ситуацию в Таджикистане не иначе как «кризис», по официальным данным таджикская экономика выросла в 2015 году на 6%. Возможны ли такие, довольно высокие, показатели роста на фоне полупустых рынков и падения курса национальной валюты или ВВП растет больше на бумаге?

Действительно, сочетание очевидных даже для неспециалистов проблем таджикской экономики с высокими официальными показателями экономического роста выглядит довольно странно. Экономика Таджикистана в значительной мере зависит от внешних факторов, и одно только падение объемов денежных переводов, достигавших в некоторые годы половины таджикского ВВП, не могло не повлиять на перспективы экономического роста.

Такое уже случалось ранее, когда мировой финансово-экономический кризис ударил в 2008 году по российской экономике и переводы в Таджикистан в 2009 году сократились на 31%. Вследствие ухудшения внешней конъюнктуры экономический рост в 2009 году резко замедлился и составил скромные 3,9% после стабильных 7-8% роста в предыдущие годы.

Период новых испытаний начался в 2014 году, по итогам которого объем переводов упал на 8,3%, и уже гораздо более значительное падение наблюдалось на протяжении 2015 года. Национальный банк Таджикистана приводит цифру 33,3% – настолько сократились переводы в неблагополучный 2015 год. И хотя сама по себе эта цифра весьма велика, она может быть еще выше. Так, в отличие от НБТ, не публикующего статистику переводов, сайт российского Центробанка показывает почти двойное падение переводов в Таджикистан за 2015 год – с 3,85 до 1,96 млрд долларов, т.е. на 48,9%.

И это только один индикатор. С переводами падают доходы домохозяйств, потребительский спрос и объемы внешней торговли, что, в свою очередь, негативно сказывается на бюджетных поступлениях и т.д. При этом официальные данные показывают, что экономический рост замедлился всего лишь на какие-то доли процента (с 6,7% в 2014 году до 6% в 2015). Возникает вопрос: как в ситуации по всем признакам худшей, чем была в 2009 году, такое возможно? 

Интересно также сравнить, что в соседнем Кыргызстане, имеющем во многом схожую экономическую модель, рост экономики в прошлом году составил всего 3,5%. Т.е. получается, что на их экономику те же факторы влияют заметно, а Таджикистан изобрел формулу устойчивого роста?

Конечно, нельзя провести прямую аналогию между событиями, происходящими в разные периоды времени или в разных странах. Тем не менее такая аналогия хорошо согласуется с элементарной логикой, руководствуясь которой довольно сложно объяснить явление «волшебного» роста таджикской экономики во время масштабного (хотя и не мирового) кризиса.

Альтернативные оценки

В числе скептиков в вопросе оценки реальной экономической ситуации в Таджикистане сегодня практически все международные финансовые институты.

Так, Всемирный банк в своих оценках указывает рост таджикского ВВП за 2015 год на уровне 4,2%. Прогноз на 2016 год также скромнее официальных правительственных расчетов и составляет 4% (World Bank, World Development Indicators and Macro Poverty Outlook). Аналогичные цифры можно найти в оценках Азиатского банка развития – 4% роста в 2015 году и прогноз роста на уровне 4,8% в 2016 году (годовое экономическое издание АБР «Обзор развития Азии 2015»). Европейский банк реконструкции и развития на конец 2015 года приводил более оптимистичную оценку роста экономики Таджикистана – на уровне 5%, что, тем не менее, все же меньше официальных цифр.

 «Существует три вида лжи: ложь, наглая ложь и статистика».

Марк Твен, 5 июля 1907 г.

А наиболее критично текущее состояние и перспективы таджикской экономики оценивают в авторитетном исследовательском центре Economist Intelligence Unit (www.eiu.com). В отчете по Таджикистану, опубликованном в марте 2016 года, рост ВВП в 2015 году указывается на уровне всего 2%. Более того, комментируя данные официальной статистики, авторы отчета прямо называют официальную цифру в 6% роста «неправдоподобно высокой».

Кроме фактора падения переводов в отчете указано, что, даже если верить официальным показателям роста промышленного производства в 2015 году – на 13,5%, это компенсируется падением на 11% мировых цен на алюминий - основную статью таджикского экспорта. Инфляция за 2015 год в отчете указана на уровне 10,8%, что вдвое выше официальных данных (5,2%).

В 2016 году экономисты EIU прогнозируют и вовсе сокращение таджикского ВВП на 1%. Т.е. не снижение темпов роста на 1%, а именно спад экономики на уровне «-1%». Расхождение с официальным прогнозом (правительство ожидает рост на уровне не ниже 6%), прямо скажем, кардинальное.

Таким образом, целый ряд альтернативных источников, обладающих достаточно серьезным аналитическим потенциалом, представляет менее оптимистичную картину экономического роста в Таджикистане. При этом такого рода расхождение в оценках, как правило, не комментируется из дипломатических соображений.

Ловкость рук и никакого мошенничества

Что же происходит? Можно ли в целом и как именно «корректировать» официальную статистику? В этом вопросе существует богатый мировой опыт. В целях приукрашивания ситуации с экономическим ростом или безработицей такие случаи могут иметь место даже в развитых демократических странах и становиться причинами скандалов в СМИ. А из ближайших соседей Таджикистана подозрения в манипулировании статистическими данными чаще всего звучат в адрес Узбекистана, экономика которого также безудержно «растет», несмотря ни на какие кризисы.

Расчет макроэкономических показателей – трудоемкий процесс, со своими тонкостями в методологии. Более того, внесение намеренных искажений в статистические данные может создать проблему не только для внешних пользователей информации, но и для тех, кто ее производит, а также для лиц, принимающих на ее основе решения. Поэтому однозначно утверждать, что официальная статистика неверна, нельзя.

Тем не менее технически такие манипуляции возможны, и более того, можно использовать подходы, которые позволяют лицам, вносящим изменения, легко отфильтровывать реальные показатели от «скорректированных». В случае с макроэкономическими показателями это относится к методу подсчета т.н. «реального ВВП». Если номинальный ВВП показывает рыночную стоимость всех тех товаров и услуг, которые были произведены за определенный период на территории страны, в текущих ценах, то реальный ВВП – показатель, рассчитываемый в так называемых «ценах базового года». Проще говоря, изменение реального ВВП показывает рост экономики, принимая в учет инфляцию.

Именно дефлятор ВВП (ценовой индекс, созданный для измерения общего уровня цен на товары и услуги), на основании которого и высчитывается реальный рост ВВП, может быть основой для манипуляции статистическими показателями. Подсчитывается данный показатель также не «на коленке», поэтому доказать или опровергнуть его достоверность довольно сложно. Занижение дефлятора ВВП (на пару процентных пунктов, к примеру) автоматически ведет к «росту» реального ВВП. Таким образом можно убить двух зайцев: и инфляцию показывать более умеренной, и увеличивать цифры роста экономики.

Действительно, как уже отмечалось, расхождение статистических показателей из официальных и альтернативных источников касается не только темпов роста ВВП, но и инфляции. Альтернативные оценки инфляции выше, а в отдельных случаях (отчет EIU) значительно выше официальных показателей. Такая ситуация косвенно указывает: «игры» с дефлятором могут иметь место. Конечно, есть и контраргумент: падение реальных доходов населения привело к снижению спроса на товары и услуги, сдерживая таким образом рост цен. Но с другой стороны, в течение 2015 года сомони девальвировал практически на четверть. Это не могло не сказаться на темпах роста цен даже на отечественные товары. Поэтому 10%-я инфляция выглядит гораздо правдоподобнее, чем 5-6%-я. И если учесть эту разницу, то рост реального ВВП за 2015 год как раз окажется на уровне 2%.

Вопрос - кому и зачем нужны манипуляции со статистикой? Запрос на такие вещи может рождаться «сверху» из желания создать картину стабильности, причем как для населения, так и для внешних заинтересованных сторон – тех же инвесторов. «Снизу», в свою очередь, в системе жесткой вертикали также есть своя мотивация – формировать более привлекательную, а не абсолютно правдивую информацию. В любом случае вопрос манипуляций показателями экономического роста в Таджикистане остается открытым.

Фейковый рост

Даже если предположить, что в своих оценках ошибаются именно аналитики международных финансовых структур, а официальная статистика абсолютно достоверна, остается другая проблема, связанная не столько с самими цифрами, сколько с характером наблюдаемого в Таджикистане экономического роста.

Как показывает та же официальная статистика, источниками экономического роста в прошлом и текущем годах в Таджикистане являются отдельные сектора экономики – горнодобывающая промышленность, обрабатывающая промышленность (в основном производство алюминия), добыча угля и строительство, рост которых не охватывает широкие слои населения и, более того, носит в определенной мере искусственный характер.

Так, сектор строительства вырос более чем на треть по сравнению с предыдущим годом, и тут надо отметить: речь не идет исключительно о жилищном и коммерческом строительстве, оно как раз в кризисный период переживает не лучшие времена. Львиную долю роста обеспечивает реализация государственных инвестиционных проектов на общую сумму 4 млрд сомони. Причем значительные объемы инвестиций в основной капитал финансируются либо за счет государственных средств, либо за счет китайских инвесторов (доклад Всемирного банка об экономическом развитии Таджикистана, осень 2015 года).

Происходит, по сути, стимуляция роста за счет крупных государственных инвестиций, которые отвлекают на себя значительные ресурсы, а осуществляются они часто в проекты с сомнительной экономической отдачей. Таким образом, даже если высокий уровень роста реального ВВП и имеет место, он имеет неустойчивый и в значительной мере искусственный характер, лишь незначительно способствуя повышению уровня жизни населения.

Такой экономический рост уместно назвать «фейковым», модным словом из интернет-лексикона (от англ. fake - нечто внешне похожее, но по сути подделка в широком смысле), означающим некую имитацию вместо настоящего экономического развития. Фейковый рост не решает реальных проблем таджикской экономики – зависимости от денежных переводов, растущих рисков в банковском секторе и очень вероятного бюджетного дефицита.

Есть основания считать, что внешние условия еще долго будут оставаться неблагоприятными. Более того, замедление экономического роста в Китае создает дополнительные риски сокращения потока инвестиций из этой страны. А расчет на внешние заимствования ведет к росту долга.  

Поэтому Таджикистану, чтобы поддерживать реальный экономический рост, не обойтись без реализации структурных реформ, направленных на улучшение бизнес-климата. Без них такие вещи, как увеличение реальных доходов населения, положительная динамика занятости и устойчивое сокращение бедности, либо будут вечно нерешенной проблемой, либо опять-таки рискуют стать объектом статистических манипуляций.

 

Отправить комментарий

КАПЧА
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.

Лента новостей

Комментарии

Новостей нет