К.Искандаров: "Ведущие мировые державы должны осознать право народа Афганистана на мирную жизнь"

17/05/2016 15:18
Dialog.TJ
Просмотров: 3670

Спустя более, чем 27 лет после вывода советских войск из Афганистана, мир и стабильность никак не могут вернуться в эту центральноазиатскую страну. К внутренним афганским проблемам добавились новые проблемы – в стране происходит активизация международных террористических группировок. О сложной ситуации в Афганистане и перспективах ее урегулирования российскому политическому обозревателю Андрею Захватову рассказывает доктор исторических наук, директор Центра изучения Афганистана и региона Косимшо Искандаров.

- Уважаемый господин Искандаров! За последние месяцы из Афганистана все чаще поступают тревожные известия. Какие главные, на Ваш взгляд, процессы происходят сегодня в Афганистане и с чем они связаны?

- Главные политические процессы в Афганистане связаны с проведением политических реформ, с подготовкой и проведением парламентских выборов, с началом процесса выдачи электронных паспортов, и, конечно же, с политическим урегулированием афганского конфликта.

К сожалению, из-за сохраняющихся разногласий не только между исполнительным председателем (премьер–министром) и президентом Афганистана, но и между отдельными высокопоставленными деятелями команды президента, деятельность правительства национального единства по реализации важнейших проблем афганского общества нельзя назвать эффективной.

До завершения срока, отведенного Соглашением между двумя избирательными командами для проведения политических реформ, и для конституционного закрепления поста премьер-министра остается 5 месяцев. Но правительство пока практически ничего не предприняло для созыва Лоя Джирги и проведения политических реформ, и это может серьезно обострить политическую ситуацию.

- Что, на Ваш взгляд, может произойти, если процесс подготовки к созыву Лоя Джирги чрезмерно затянется?

- Как известно, лидеры политической оппозиции требуют от правительства Афганистана выполнения подписанного Соглашения и в целях оказания давления на правительство создали в декабре 2015 года «Совет защиты и стабильности» — новый политический блок, члены которого занимали высокие должности в правительстве экс-президента Хамида Карзая.

Срок деятельности парламента был продлен на год и завершается осенью. Но пока нет никаких признаков, что в согласованный срок, осенью состоятся парламентские выборы. Для организации выборов требуется проведение реформы избирательной системы, однако положительных результатов в этом направлении также нет. Поэтому многие эксперты сомневаются, что в этом году парламентские выборы состоятся. Если не удастся созвать Лоя Джиргу и провести к согласованному сроку, оппозиция может объявить правительство нелегитимным со всеми вытекающими отсюда последствиями для стабильности страны.

Другой серьезной проблемой является задержка выдачи электронных паспортов. Яблоком раздора стал вопрос указания в графе «национальность» слова «афганец». Поскольку «афганец» является синонимом национальности «пуштун», непуштуны не согласны, чтобы их всех записали афганцами (по сути, пуштунами). Они предлагают в графе «гражданство» написать «Афганистан», а в графе «национальность» указывать их настоящую национальность (пуштун, таджик, узбек, туркмен и т.д.) или не указывать национальность вообще.

Но самая большая проблема – ухудшение общеполитической ситуации в Афганистане и отсутствие прогресса в привлечении движения «Талибан» к мирному процессу.

- В чем состоит главная причина того, что основные политические группы Афганистана никак не могут договориться?

- Дело в том, что в правительстве Афганистана и в афганской элите нет единой точки зрения и единого подхода в отношении «Талибана». Как известно, Хамид Карзай называет их «братьями», президент Мохаммад Ашраф Гани называет «политической оппозицией», а первый вице-президент Абдул-Рашид Дустум и спецпредставитель президента по проведению реформ и эффективного управления Ахмад Зия Масуд (брат покойного национального героя Афганистана Ахмада Шаха Масуда) называют талибов «террористами».

После страшного террористического акта 19 апреля текущего года у здания Главного управления Национальной безопасности Афганистана, в результате которой погибли 64 и ранены более 340 человек, президент Мохаммад Ашраф Гани назвал военную составляющую в борьбе против антиправительственных сил приоритетной и дал соответствующее указание силам безопасности.

По сути, речь идет о кардинальном изменении политики Правительства в отношении «Талибан», направленное на уничтожение террористов. Многие политические силы с одобрением восприняли заявление Ашрафа Гани. Однако эксперты не уверены, что это указание президента будет выполняться.

Вот что сегодня происходит в среде высшего афганского руководства. Вопреки своим словам о том, что нельзя террористов делить на хороших и плохих, президент в этот раз разделил талибов на две группы. Насколько можно его понять, против одной группы, по его словам, будет применяться военная сила, а для другой группы – будут открыты двери для переговоров.

По словам Ахмада Зия Масуда в правительстве Национального единства сильны позиции тех кругов, которые доброжелательны к талибам и нередко блокируют решения, связанные с проведением военных операций против них.

Заявление первого вице-президента Абдул-Рашида Дустума о том, что Совет национальной безопасности Афганистана не разрешает ему проводить военные операции против «Талибана» и других террористических групп в провинции Джаузджан, по всей видимости, адресовано именно этим кругам.

Иными словами, можно сделать вывод, что у части правящей элиты в отношении  «Талибана» наблюдается определенный этно-племенной подход. В результате - продолжается кровопролитие, растет недоверие к правительству, усилилась эмиграция молодежи (за последний год Афганистан покинуло более 250 тысяч человек).

В апреле текущего года с Вашим непосредственным участием в Душанбе прошли две Международные Конференции по Афганистану, на которых рассматривались актуальные вопросы ситуации в Афганистане и вокруг него. Какие из этих вопросов вызвали наибольшее беспокойство участников Конференций и почему?

- Круг обсуждаемых вопросов на Конференции в Центре стратегических исследований при Президенте Республики Таджикистан и в Академии Наук Таджикистана, практически совпадал.

Наибольшее беспокойство участников конференций вызвала интенсификация боевых действий на севере Афганистана, начавшееся 12 апреля наступление талибов под названием «Операция Омари» (по имени основателя движения «Талибан» муллы Омара), а также рост влияния ДАИШ и проникновение боевиков ДАИШ на север страны.

Причиной беспокойства стал также тот факт, что вместе с талибами на севере и северо-востоке Афганистана сосредоточены сотни иностранных боевиков, преимущественно из Центральной Азии, Кавказа, Китая, Турции, Пакистана и других стран, называющих в числе своих целей проникновение в страны Центральной Азии.

Если правительство Афганистана не будет осуществлять меры по их ликвидации, северо-восток Афганистана может превратиться в «афганский Вазиристан» (Вазиристан - самопровозглашённое непризнанное государство в горном районе на северо-западе Пакистана на границе с Афганистаном – прим. редакции). Именно там продолжается работа по созданию тренировочных лагерей, религиозных школ и другой инфраструктуры для подготовки международных террористов. Естественно, что это обстоятельство не может не беспокоить Таджикистан.

- Как изменилась ситуация в Афганистане после вывода из страны основной части военного контингента США и их союзников? Насколько, на Ваш взгляд, официальный Кабул способен самостоятельно контролировать обстановку в стране?

- Общая тенденция такова, что с 2009 года в Афганистане наблюдается постоянное ухудшение общей ситуации. После вывода из страны основной части военного контингента США и их союзников эта тенденция усилилась - это видно по интенсификации боестолкновений между антиправительственными силами и правительственными войсками, по росту потерь, в том числе среди мирного населения.

С начала 2015 года нестабильность перекинулась на север и северо-восток Афганистана. Сегодня антиправительственные силы контролируют значительную часть территории этого региона, бои идут с переменным успехом. Пиком нестабильности на севере можно считать лето и осень 2015 года, когда впервые с 2001 года провинциальный центр город Кундуз, хотя и на короткий срок, но все-таки перешел под контроль антиправительственных сил.

Активность «Талибан» не прекратилась и зимой, а апреля 2016 года, после начала операции «Омари», обстановка еще более осложнилась.

По состоянию на начало мая текущего года некоторое преимущество сохраняется на стороне правительственных войск. Правительственные силы отстояли Кундуз, который вновь был на грани падения, освободили часть уезда Чордара. Есть успехи и в некоторых других уездах провинции Кундуз. В Тахаре освободили значительную часть уезда Ишкамиш, а в Бадахшане - уезды Тагаб и Тешкон.

- Интересно, насколько велика разница в уровне подготовки правительственных войск и боевиков?

- По данным афганских источников, успешное противостояние боевикам объясняется двумя причинами. Во-первых, правительственные силы серьезно готовились к весеннему наступлению «Талибан». Во-вторых, «Талибан» ввел в бой значительное число новобранцев, не имеющих опыта ведения боев – именно они не выдерживают натиск хорошо подготовленных спецподразделений правительственных сил.

Судя по поступающим сведениям «Талибан» готовится ввести в бой в рамках операции «Омари» новые подготовленные подразделения. Некоторые источники называют их «неру-йе зарбате» («ударная сила»). На фотографиях, которые сделаны в тренировочных лагерях, видно, что они проходят специальную подготовку и у них хорошая экипировка.

Но, несмотря на определенные успехи правительственных сил по сдерживанию весеннего наступления талибов, нестабильность сохраняется во всех провинциях севера и обстановка может измениться. Опыт прошлых лет показывает, что после освобождения той и иной территории антиправительственные силы часто восстанавливают свой контроль над утраченными населенными пунктами.

- СМИ России и стран Центральной Азии часто отмечают высокий процент территории Афганистана, контролируемой «Талибаном». Ряд наблюдателей обращают внимание на потенциальную угрозу центральноазиатским странам СНГ со стороны талибов. Однако часть экспертов считает, что талибов чужая территория не интересует (я имею в виду Таджикистан, Узбекистан и Туркменистан) и говорит о том, что у них масса проблем в своей стране. Что Вы думаете по этому поводу?

- Действительно, большая часть экспертов считает, что «Талибан» - это национально ориентированное движение, что его амбиции не выходят за пределы Афганистана, и конечная его цель - создание в Афганистане «Исламского эмирата «Талибан». Руководство «Талибан» при каждом удобном случае заявляет, что талибы не намерены вторгаться в чужие территории. Вне всякого сомнения, приоритетной задачей «Талибан» было и остается установление своей власти в Афганистане.

Что же касается цифр, характеризующих процент территории, подконтрольной «Талибан» и других антиправительственных сил, то цифры приводятся разные. Талибы приводят цифру 52%, западные источники 32%, по некоторым другим сведениям 36%. По всей вероятности, немногим более трети территории Афганистана все же они контролируют.

- Чтобы цели и задачи движения «Талибана» были более понятны, нужно знать историю образования, идеологию и связи талибов. Напомните, пожалуйста, кратко эти моменты.

- Да, это весьма важно. На мой взгляд, существует несколько главных обстоятельств, которые нужно принять во внимание. Во-первых, движение «Талибан» - это идеологическая, сетевая организация, тесно связанная с джихадистскими организациями, прежде всего с «Аль-Каидой» - самой опасной международной террористической организацией.

Джихад, как средство достижения целей, содержится в программах всех радикальных организаций. Идеологи радикальных исламских организаций считают, что основной причиной отставания исламских стран от передовых западных государств и превращения в их сырьевой придаток (практически в вассала) является то обстоятельство, что исламские страны не придают значения джихаду.

Хотя «Талибан», прежде всего, националистическое, а не глобальное джихадистское движение, однако его идеологические постулаты смыкаются с глобальными джихадистскими движениями. Все помнят, когда в 90-годы XX века талибы установили контроль над большей частью Афганистана, они дали приют тысячам международным террористам и джихадистам, создали сотни тренировочных лагерей для них. Они использовали Афганистан как базу для своих операций. Несмотря на уговоры и угрозы со стороны США, Мулла Омар не согласился выдать Осаму бен Ладена американцам или хотя бы попросить его покинуть страну.

- Насколько можно судить, с 2001 года, когда США и их союзники начали в Афганистане операцию «Несокрушимая свобода» в ответ на террористические акты 11 сентября, «Аль-Каиду» так и не удалось вытеснить…

- Да, искоренить полностью не удалось, и позиции «Аль-Каиды» в Афганистане восстанавливаются. Есть информация, что и сегодня в Афганистане существуют лагеря «Аль-Каиды». По сообщениям СМИ один из крупнейших лагерей был ликвидирован американцами в местечке Шуробак провинции Кандагар. По последним данным члены «Аль-Каиды» действуют в 20 провинциях Афганистана и зачастую под прикрытием других группировок, прежде всего «Талибана».

- Так можно ли верить нынешним лидерам «Талибана», что их цели ограничиваются лишь установлением своей власти в Афганистане, или они, все-таки представляют угрозу постсоветским странам севернее Пянджа и Аму-Дарьи?

- В 1998 году, когда талибы приблизились к границам центральноазиатских стран СНГ, руководство «Талибан», чтобы успокоить руководство этих стран, заявило об отсутствии намерений вмешиваться в их дела.

В ходе обсуждения текста заявления на заседании МИД Эмирата «Талибан» бывший министр юстиции правительства талибов мулла Тураби (правительство пало в результате ввода войск США) выступил против принятия такого заявления. Обращаясь к министру иностранных дел Молле Хасану, он сказал: «Хаджи Молла Сахеб, мы с Вами хорошо знаем программу Эмирата «Талибан». Разве она предусматривает никогда не вмешиваться в дела других стран?». На что Молла Хасан ответил: «Да, когда мы имеем возможность, мы должны прийти на помощь мусульманам других стран. Но сегодня мы должны так сказать руководителям стран Центральной Азии».

Сегодня на территориях, подконтрольных «Талибану» действуют тысячи иностранных боевиков - членов Исламского движения Узбекистана (ИДУ), «Ансаруллах», «Джундуллах», Исламского Движения Восточного Туркестана (ИДВТ), «Лашкари тайиба» и другие. 6 террористических организаций, действующих в Афганистане, в США считаются террористическими.

Таким образом, нет никаких гарантий, что, если талибы придут к власти, Афганистан вновь не станет безопасным приютом для тысячи джихадистов, которые будут угрожать миру и стабильности, в том числе в странах Центральной Азии.

- Между тем, ряд экспертов считает, что в руководстве «Талибана» есть сторонники нахождения компромисса…

- Да, движение «Талибан» уже давно неоднородная организация. За эти годы в рядах «Талибан» выросло новое поколение джихадистов, для которых вряд ли джихад закончится территорией Афганистана. Это люди, которые всякое отступление от идеологических постулатов будут считать предательством идеи джихада, и не будут слушать своих лидеров, согласившихся на мир с проамериканским правительством. Спонсоры различных террористических организаций, действующих в Афганистане, это знают и прилагают все усилия для того, чтобы объединить их.

Но в их рядах, несомненно, есть группы, которые могут примкнуть к мирному процессу, готовы к компромиссу, и это можно и нужно использовать.

- В северных провинциях Афганистана в последние 1 – 2 года отмечается рост членов и сторонников ДАИШ. На уровне экспертов называются разные цифры – от 3 тысяч до 6 тысяч человек. Руководство ОДКБ называет еще большую цифру – 10 тысяч. Какие, на Ваш взгляд цифры близки к реальным?

- Есть еще одна цифра - 12 тысяч, тоже от источников, заслуживающих доверия. Но проверить достоверность этих цифр очень трудно. Ряд экспертов считает, что ДАИШ не имеет ничего общего с Афганистаном, что идеология ДАИШ чужда афганцам. Согласно такой логике, членов и сторонников ДАИШ в Афганистане не может быть много.

Но реальность такова, что ДАИШ в Афганистане – это не арабы, которые пришли с Ближнего Востока. Если такие есть, то их пока мало. Члены и сторонники ДАИШ в Афганистане (если не считать членов иностранных экстремистских группировок, действующих в Афганистане), в основном, те же афганцы (пуштуны Пакистана и Афганистана).

В ДАИШ перешла часть тех же талибов, к ним примыкает местная молодежь - кто-то за деньги, кто-то за идеи. В настоящее время главная цель ДАИШ в Афганистане – укрепить свои позиции, путем пропаганды своей идеологии и привлечение в свои ряды молодежи, создание своих баз. Вновь заработало радио «Голос Халифата» в Нангархаре, причем передачи ведутся и на фарси и на узбекском языке.

Безусловно, сторонники ДАИШ принимают участие в боях на севере, но, по всей видимости, под флагами «Талибан». В северных провинциях Афганистана есть целые отряды, которые присягнули ДАИШ и финансируются со стороны ДАИШ, но у них пока белый флаг «Талибан». Однако по свидетельству некоторых источников, у них, так сказать «под подушкой», лежит и черный флаг ДАИШ, и они ждут команду, когда поднять его. Случаи с отрядом Мавлави Бари в провинции Балх, с Мулла Якубом (Ака Мансур) в Самангане, о которых говорил губернатор провинции Балх Атта Мохаммад Нур в своем интервью газете «8 Собх» - достаточное тому подтверждение.

Поэтому руководство «Талибан» отдаёт себе отчет в том, что если оно пойдет на уступки правительству, то радикально настроенная молодежь может выйти из повиновения и примкнет к ДАИШ.

- Какие цели в отношении Таджикистана, Узбекистана и Туркменистана могут преследовать афганские боевики ДАИШ? Насколько серьезно и в чем именно они могут дестабилизировать обстановку севернее Пянджа?

- Упомянутые Вами три суверенные постсоветские страны идеологи ДАИШ называют «провинцией Хорасан» так называемого «Исламского государства» или Халифата.

Члены и сторонники ДАИШ в Афганистане появилась сравнительно недавно - в 2014 году, и до настоящего времени ДАИШ не проводит крупные самостоятельные военные операции на севере Афганистана, ограничиваясь идеологической работой и привлечением в свои ряды молодежи. Нередко члены ДАИШ принимают участие в боевых действиях в составе «Талибан». Кроме того активны иностранные экстремистские и террористические группировки, присягнувшие ДАИШ.

Для вербовки в свои ряды сторонников из Центральной Азии ДАИШ использует современные технологии (интернет) и, конечно же, граждан постсоветских стран, вернувшихся из Сирии и Ирака. Активно используют салафитов, численность которых растет очень быстро, а также членов партии «Хизб ут-Тахрир аль-Ислами».

Пока руководители ДАИШ не убедятся в наличии определенной социальной базы для принятия ее идеологии в регионе, на серьезные военные действия севернее Пянджа они не решатся. Поэтому быстрых и масштабных наступлений ДАИШ в ближайшее время с территории Афганистана ждать не стоит.

Однако, если влияние ДАИШ в Афганистане, особенно на севере, усилится, то со стороны боевиков ДАИШ будет нарастать опасность проведения различных провокаций на границе, включая попытки нелегального перехода границы Таджикистана с Афганистаном с целью осуществить террористические акты на территории центральноазиатских стран.

Не исключено, что если ДАИШ и дальше будет терять свои позиции в Сирии и в Ираке, если сократятся ее финансовые и людские ресурсы, то это окажет влияние и на методы борьбы ДАИШ в «провинции Хорасан» - в пользу проведения террористических актов вместо каких-то крупных военных операций.

Следует отметить, что ряд экспертов рассматривает ДАИШ, как инструмент определенных стран для достижения геополитических целей в регионе. Поэтому возможная дестабилизация обстановки севернее Пянджа силами ДАИШ зависит также и от их планов.

- В декабре 2015 года спецпредставитель президента России по Афганистану и глава Второго Департамента Азии МИД России Замир Кабулов в интервью «Интерфаксу» рассказал о совпадении интересов Москвы и афганских талибов в борьбе против ДАИШ. Возможно ли, на Ваш взгляд, проведение силами ОДКБ военных операций против боевиков ДАИШ в северных провинциях Афганистана во взаимодействии с талибами?

- Картина здесь весьма сложная. Между «Талибан» и ДАИШ лежит тонкая грань, их разногласия не надо воспринимать серьезно, даже вооруженные стычки между ними. Источники их финансирования, военно-политической поддержки практически одинаковы. Сегодня они враги, а завтра могут выступить единым фронтом.

В письме руководителя «Талибан» Мухаммада Ахтара Мансура лидеру так называемого «Исламского государства» Абу Бакру Багдади выражалась обеспокоенность действиям отрядов ДАИШ по захвату территорий в Афганистане. Лидер «Талибан» пытался  разъяснить новоявленному Халифу, что талибы  в Афганистане делают ту же работу, которую выполняет ДАИШ. Он называл членов ДАИШ моджахедами и призывал к сотрудничеству и укреплению единства против «мира куфра». («Мир куфра» - мир неверных – прим. редакции).

Возможно, на позицию Москвы повлияла распространяемая со стороны некоторых политических деятелей Афганистана информация о связях определенных кругов в правительстве национального единства с ДАИШ, и Кремль не уверен в способности вооруженных сил Афганистана вести успешную борьбу с этой очень опасной группировкой.

Действительно, вооруженные силы и органы безопасности Афганистана сегодня на 100% зависят от американской помощи. Многое сделано для подготовки новой афганской армии и спецподразделений. Но, чтобы афганская армия могла эффективно воевать против антиправительственных сил, которые получают помощь извне, она должна быть обеспечена всеми необходимыми видами вооружений, особенно боевой авиацией. Но поддержка афганской армии с воздуха опять же зависит от американцев.

Другая проблема заключается в том, что, в отличие от Сирии, где обширные территории находятся под контролем боевиков, где известны их командные пункты, известно расположение объектов их инфраструктуры, в Афганистане - ситуация иная. Идентифицировать в настоящее время боевиков ДАИШ на севере Афганистана проблематично. Трудно разобраться, где талибы, где ДАИШ. Поэтому, что касается взаимодействий России с «Талибан» в борьбе против ДАИШ, на мой взгляд, это не решит проблему.

Кроме того, захочет ли Россия еще раз вторгаться в Афганистан? Это большой вопрос. Если Россия будет предпринимать какие-то военные меры на территории Афганистана (в случае очень серьезного ухудшения ситуации, угрожающего странам ОДКБ), я думаю, что это произойдет только по согласованию и во взаимодействии с законным правительством Афганистана.

- Интересно, как оценивают таджикские эксперты возможность возвращения российских пограничников на таджико-афганскую границу?

- Среди экспертного сообщества Таджикистана эта тема не является предметом широких дискуссий. В некоторых высказываниях экспертов имеют место редкие суждения в пользу возвращения российских пограничников, однако большинство экспертов не видит в настоящее время необходимости возвращения на границу российских пограничников.

Таджикистан входит в ОДКБ и, как показали масштабные военные учения в прошлом и в текущем году, ОДКБ может быстро прийти на помощь. К тому же, в Таджикистане размещена 201-я военная база РФ, которая в случае необходимости может оказать силовым структурам Таджикистана необходимую помощь.

- И последний вопрос. Какие меры, на Ваш взгляд, должно предпринять мировое сообщество для содействия мирному процессу в Афганистане?

- Вы задали, пожалуй, самый главный вопрос. В Афганистане уже 40 лет идет война. Афганский народ, как народ любой страны, имеет право на мирную жизнь, имеет право жить в спокойной атмосфере. Несмотря на всю сложность обстановки в Афганистане, сегодня всем ясно, что внешние факторы, влияющие на внутренний афганский конфликт превалируют над внутренними факторами.

Были же времена, когда интересы многих стран в Афганистане совпадали или были близки, когда соблюдался баланс интересов и Афганистан жил в мире. Почему бы эти времена не вернуть? Как показала новейшая история, монополия на реализацию интересов той или иной страны в Афганистане потерпела неудачу.

На мой взгляд, ведущие мировые и региональные державы, так или иначе имеющие отношение к афганскому конфликту, должны прийти к общему согласию, к согласованному мнению, что дальше так не может продолжаться.

Необходимо осознать это и использовать потенциал всех заинтересованных стран в переговорном процессе. Главным условием успеха переговорного процесса является прекращение двойных игр, прекращение политики двойных стандартов.

Эффективность переговоров и успешное политическое урегулирование конфликта будет зависеть от соблюдения прав и интересов всех без исключения этнических групп Афганистана. Монополия на политическую власть той или иной этнической группы давно изжила себя. Если этнополитические элиты Афганистана поймут это и будут готовы справедливо разделить власть, то долгожданный мир в многострадальный Афганистан обязательно придет.

- Спасибо за интервью. Я полагаю, все то, о чем Вы рассказали, особенно в конце нашего разговора, будет обязательно обдумано всеми, от кого в той или иной степени зависит мир в Афганистане и во всем регионе Центральной Азии.

Беседовал российский политический обозреватель Андрей Захватов (Душанбе – Москва).

Отправить комментарий

КАПЧА
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.

Лента новостей

Комментарии

Новостей нет