Силовик вне кланов. Как Сергей Иванов из преемника Путина превратился в клерка

13/08/2016 09:55
Meduza
Просмотров: 8901

В пятницу, 12 августа, президент России Владимир Путин отправилв отставку главу своей администрации Сергея Иванова — на его место назначен бывший заместитель Иванова Антон Вайно. Судя по всему, так закончилась большая политическая карьера человека, который был первым штатским во главе Министерства обороны, а в 2007 году всерьез претендовал на то, чтобы сменить Путина на посту президента России. Специальный корреспондент «Медузы» Илья Жегулев попытался разобраться в том, как и почему не сложилась карьера Иванова: чиновник отказывался примыкать к любым группировкам во власти, а в какой-то момент и вовсе потерял интерес к работе. 

Летом 2007 года Сергей Иванов, тогда работавший первым вице-премьером, считался главным фаворитом на пост следующего президента России. В июне, июле и августе опросы социологов из «Левада-центра» показывали, что, случись выборы в тот момент, за Иванова бы проголосовали больше людей, чем за его предположительного конкурента, вице-премьера Дмитрия Медведева. 

В начале 2000-х ставший первым штатским министром обороны в истории страны, Иванов казался уверенным в себе: он непринужденно, по-западному ходил в расстегнутом пиджаке, посещал промышленные производства и проводил совещания по распределению миллиардных бюджетов. Казалось, что конкуренция с Медведевым — это по-настоящему и что Иванов ее выигрывает. Однако, по словам источника «Медузы», работавшего в администрации президента, на деле Путин никогда не рассматривал Иванова всерьез: «Это была игра. Единственное, что интересовало Путина, — это чтобы Медведев не был слишком очевидным кандидатом».

Иванов при этом был знаком с тогдашним и нынешним президентом России куда дольше, чем Медведев. Впервые они встретились, когда Путину было 23 года, в ленинградском управлении КГБ. Иванов позднее служил в разведке (в частности, в Финляндии и Кении); Путин же занимался работой, которая считалась менее элитарной в силовых структурах, — сначала внутри страны, а потом в дружественной ГДР. 

Став в 1998-м главой Федеральной службы безопасности, Путин вспомнил о старом знакомом (в то время он был сотрудником Службы внешней разведки) — и потянул его за собой в Москву. Сначала Иванов работал его заместителем в ФСБ, потом, когда Путин пошел на повышение, занял пост секретаря Совета безопасности. В книге «От первого лица» Путин говорил, что Иванов — один из его ближайших соратников, и упоминал, что с ним (а также с Медведевым и нынешним секретарем Совбеза Николаем Патрушевым) у него возникает «чувство локтя».

В 2001-м Иванов возглавил Министерство обороны и руководил ведомством в течение шести лет — с переменным успехом. По словам источника «Медузы», широко разрекламированная военная реформа была практически провалена; другие эксперты оценивали ее несколько лучше — но упоминали, что изменения в армии в любом случае были не столь радикальны, как при следующем министре Анатолии Сердюкове. Иванов сократил срок службы в армии до года — однако одновременно боролся с отсрочками вообще и с военными кафедрами в вузах в частности. Источники в кругах, близких к Иванову, говорили, что ему было не очень уютно в военной должности; собеседник «Медузы» также подтвердил, что чиновнику хотелось «убраться» со своего поста.

В статусе вице-премьера и борца за кандидата в президенты Иванов взял себе выигрышные темы — инновации, промышленность, космос. Но политически слабых сторон у него было достаточно. Иванов по большому счету находился вне кланов — держался в стороне как от либерального крыла во власти, так и от так называемых силовиков. Несмотря на его прошлое в разведке, составлявшие «силовое» крыло сотрудники администрации президента Игорь Сечин и Виктор Иванов, а также примкнувший к ним генпрокурор Владимир Устинов коллегу недолюбливали. 

Принято считать, что именно Устинов инициировал и способствовал широкой огласке «дела Сычева», за которое Иванова много критиковали. С другой стороны, как сообщает источник «Медузы», в большое политическое будущее Иванова искренне поверил Алексей Громов, тогда работавший пресс-секретарем Путина. По словам собеседника «Медузы», пиар-поддержка вице-премьера была инициативой именно Громова, а не Путина, который Иванову ничего не обещал и никогда о возможном президентстве с ним не говорил. Громов, по воспоминаниям источника, лично консультировал Иванова по пиару; «душу в это вкладывал».

Первый вице-премьер Сергей Иванов посещает Новосибирский завод химконцентратов, 1 июня 2007 года

Аналитики много писали о том, что выбор в пользу Медведева Путин в конечном итоге сделал, потому что считал, что Иванов ему обратно должность не отдаст. Согласно файлам WikiLeaks, Путин очень не доверял Иванову и хотел выбрать на роль преемника более слабую фигуру. Подтверждает эту версию и собеседник «Медузы»: «Он сгорел тогда из-за этой обстановки. Поверил в то, что становится президентом. А мир не без добрых людей — и в администрацию [президента] передавали, что [в окружении] у Иванова уже делят портфели». 

Политолог Глеб Павловский, напротив, считает, что в выборе Медведева «не было личного момента». Путин «хотел провести прогрессивный эксперимент, и для него было недостатком то, что Иванов — генерал», — отметил в разговоре с «Медузой» Павловский (в 2000-е — один из главных кремлевских политтехнологов). 

В итоге 10 декабря 2007 года Владимир Путин поддержал на предстоящих президентских выборах кандидатуру Дмитрия Медведева. Сергей Иванов остался работать в правительстве, где начальником его вскоре стал все тот же Путин, переместившийся на должность премьер-министра.

Круг обязанностей у Иванова на этом посту был довольно узкий — он курировал вопросы военно-промышленного комплекса, при этом не принимал никакого участия в масштабной экономической реформе армии, которую затеял новый министр обороны Анатолий Сердюков. В сущности, деятельность Иванова в правительстве была незаметной — снова вспомнили о нем только в декабре 2011 года, когда в разгар протестных митингов, начавшихся после парламентских выборов, Медведев назначил его главой своей администрации вместо Сергея Нарышкина. Эта кадровая идея, сообщает источник «Медузы», принадлежала лично Медведеву — былые конкуренты не держали друг на друга зла, а Иванов казался Медведеву более решительным, чем Нарышкин, который боялся лишний раз позвонить начальству, чтобы не беспокоить.

На Иванова возлагались большие надежды — надо было собрать воедино разваливавшуюся на части администрацию. Путин, вернувшийся в кресло президента в мае 2012 года, считал, что Иванов на это способен. При этом, рассуждает Глеб Павловский, «оставаться политической фигурой при Путине [на этом этапе] было уже невозможно — надо было превратиться в тихого управленца». 

Вдобавок у Иванова не сложились отношения с Вячеславом Володиным, которого назначили заместителем Иванова и который должен был курировать в администрации президента внутреннюю политику (в частности, разбираться с разбушевавшимся протестным движением). «Поляны были поделены: если чем-то занимается Володин, Иванов туда не лезет, — говорит источник „Медузы“. — Однако для администрации президента внутренняя политика — это главное, и если руководитель ей не занимается, это выглядит довольно странно».

Надежды Путина на организаторские способности Иванова не оправдались. «Постепенно все процессы стали идти в обход него, — говорит собеседник „Медузы“. — Руководитель администрации президента имеет право сказать по какому-то важному вопросу, что он не в курсе, но если он все время не в курсе, ему просто перестают звонить». Как утверждает источник, Путину стало ясно, что Иванов не занимается своими должностными обязанностями и не хочет принимать решений, вместо этого разъезжая «по каким-то бессмысленным командировкам». 

«Если бы он сидел на месте и надувал щеки, это еще могло бы его спасти, — рассуждает источник. — Но он занимался отвлеченными вещами. Путин защищает тигров, а у Иванова свой проект — леопарды (с весны 2011 года Иванов — председатель наблюдательного совета Евроазиатского центра изучения, сохранения и восстановления популяций леопардов — прим. „Медузы“)».

Собеседники «Медузы» говорят, что Иванов стал иначе относиться к работе, когда в ноябре 2014-го в Объединенных Арабских Эмиратах погиб его старший сын Александр, работавший зампредом Внешэкономбанка. По мнению источника «Медузы», близкого к администрации президента, дети для Иванова были важнее личного обогащения: «Сложно представить, что он крышевал для себя бизнес, — однако детей и правда продвигал». Иногда эта активность вызывала конфликты с коллегами — так, по словам собеседника «Медузы», активно против прихода младшего сына Иванова (Сергея) в Сбербанк выступал его глава Герман Греф; чтобы сделать Иванова-младшего вторым человеком в компании, понадобилось личное вмешательство Владимира Путина.

Работавший в аппарате правительства в конце 2000-х политолог Аббас Галлямов отмечает, что Иванов сам давно уже просился в отставку; эту гипотезу сегоднявысказывали и другие эксперты. Собеседник «Медузы» не подтверждает эту информацию, однако говорит, что в последние месяцы чиновник практически перестал ходить на работу. 

Одной из последних его политических интриг, по словам источника, стало назначение Ирины Яровой председателем Комитета Госдумы по безопасности и противодействию коррупции (лоббистские способности Иванова вообще оценивают высоко — в прошлом году он возглавил рейтинг главных лоббистов России, составленный «Независимой газетой»). По словам Галлямова, сопротивлялись назначению Яровой и Володин, и секретарь генсовета «Единой России» Сергей Неверов — но победил все же Иванов, который в этой интриге оказался на одной стороне с «силовым блоком».

Что послужило конкретной причиной отставки Иванова, ясно не до конца. Журналист Константин Гаазе считает, что окончательно чашу терпения Путина переполнила история с неквалифицированной экспертизой закона об оружии (в итоге «Медуза» обнаружила разночтения между текстом закона, принятым парламентом, и тем, что подписал президент). Ее курировали Иванов и его предшественник Нарышкин, теперь работающий спикером Госдумы. Сказалась на позициях Иванова и скандальная установка мемориальной доски Карла Маннергейма в Петербурге, которую тоже лоббировал теперь уже бывший глава АП. Глеб Павловский полагает, что отставка Иванова — это признак общего политического ослабления администрации президента и свидетельство того, что «такой институт, как круг политических друзей Путина, перестал существовать».

Сергей Иванов и министр культуры РФ Владимир Мединский на церемонии открытия памятной доски генерала Карла Маннергейма в Петербурге, 16 июня 2016 года

Новое назначение Иванова — теперь он будет специальным представителем президента по вопросам природоохранной деятельности, экологии и транспорта — это не просто почетная отставка: учтены и любовь чиновника к командировкам, и его трепетное отношение к животным (однажды на заседании Русского географического общества Иванов прервал оратора, предложив выдать премию автору найденной им в журнале «Вокруг света» фотографии леопарда). 

Советник президента Русского географического общества по информационной политике Анастасия Чернобровина говорит, что Иванов очень нежно относится к экологии. «Наши леопарды были на грани вымирания, но Иванов для них много сделал и всегда с трепетом, с удовольствием и большой гордостью об этом рассказывает», — говорит она. 

Чернобровина уверена, что назначение Иванова — это не понижение, «потому что экологии надо уделять очень много времени, а Иванов — человек дотошный, и если берется за что-то, то основательно». Последнее, что вспомнила Чернобровина об Иванове, — совещание по вопросам утилизации отходов: «Это серьезнейшая и очень сложная тема, на которой он делает очень серьезный акцент».

Отправить комментарий

КАПЧА
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.

Лента новостей

Комментарии

Новостей нет