Насколько таджикская элита была готова к независимости?